Category: религия

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Дед Мороз - под запретом!??

Ибо РПЦ причислил его к символам инакомыслия инаковерия, точнее - язческого суеверия, неподобающего для добропорядочных христиан.
Представьте себе сцену:

/* Старик с белой бородой и мешком за спиной стучится в дверь, приговаривая */
Это - дедушка Мороз,
Я подарки вам принес!

/* Из-за двери, раздраженно */
Кто тебя позвал сюда?
Сгинь, нечистый, навсегда!
Ты - исчадье злое ада,
Нам в семье тебя не надо!

Collapse )

О запутавшихся в паутине... Психология сект

мой комментарий в "Русском репортере стаья Л. Наздрачевой
<...>
По данным Российской ассоциации центров изучения религий и сект, в стране сейчас действует более 200 нетрадиционных религиозных организаций. Их последователей подсчитать довольно трудно, но можно представить себе масштаб явления. У «Свидетелей Иеговы», например, только в Моск­ве около 4 тысяч адептов. «Ашрам Шамбала» в конце 90−х насчитывала около 10 тысяч членов. А цент­ров реабилитации по всей стране не более десяти.
К тому же пункты помощи для людей, оказавшихся в религиозных сектах, действуют в основном при православных храмах. Но сектологи уверяют, что бывшие сектанты церкви сторонятся.
— У них появляется отвращение к любым религиозным верованиям, — говорит руководитель саратовского отделения Центра религиоведческих исследований Александр Кузьмин. — И за помощью сами они почти никогда не обращаются. В центры идут их родственники. И самое большее, что мы можем для них сделать, — дать рекомендации, как себя вести с близкими, вернувшимися из секты домой. Ведь реабилитация должна в основном проходить в семье.
Однако процесс этот долгий и мучительный. Каждый второй приверженец того или иного религиозного учения возвращается назад в ту же секту или ищет себе другую.
<...>
— После того как человек выходит из секты, у него наступает период «ломки», — поясняет психолог Марк Сандомирский. — Не хватает эмоциональной подпитки, которая была раньше. В секте ему было душевно, тепло и хорошо, ему были рады. А дома опять не понимают и критически оценивают. И поэтому случаются рецидивы.

Кристина из Новосибирска рассказала нам, как тяжело было ей бросить «Школу богинь»...
— Две недели после того, как я решила больше не ходить на занятия, меня мучило желание вернуться. Я была как будто под гипнозом. Психологически было очень тяжело, и я с трудом нашла реабилитационный центр.
Известно, что в периоды кризисов и нестабильности число людей, пытающихся спрятаться от реальности в сектах, растет. Их эмиссары уже готовят «антикризисную программу», чтобы рекрутировать как можно больше последователей. Бороться с ними на равных центры реабилитации просто не в состоянии — вся их деятельность по-прежнему держится на голом энтузиазме немногочисленных волонтеров.